La Soif
2061

Бизнес-класс без прикрас. Интервью со стюардессой Аэрофлота

Бороздя безграничные просторы Интернета, я как-то наткнулась на канал. Полистала, зацепило. Канал стюардессы Аэрофлота — «Одинокая Коко»: о жизни в небе, о жизни в жизни, о хорошем и плохом, о радостях и горестях, короче говоря, о том, что близко нам всем.

Почитывала я её некоторое время, а потом написала и предложила интервью, получилось живенько, в стиле Коко, узнавамо. В общем, судите сами.

Обложка канала «Одинокая Коко»

LaSoif: В одной из серий «Секса в большом городе», если помнишь, Миранда во время speed dating притворилась стюардессой, что вызвало искру и нескрываемые интерес у ее собеседника, как часто ты сталкиваешься с подобной реакцией?

Коко: Как ни странно, помню! Синтия была неподражаема в роли Миранды. Я смотрела это модное творение американских кинематографистов, несмотря на то, что к тому времени мода на него уже прошла. Но запомнился мне больше не сам сериал, а его девиз. Вспоминай! «Are you ready for more?».
Этот вопрос-вызов на фоне непростых обстоятельств моей жизни засел тогда в мою юную голову и, наверное, сыграл свою, может быть небольшую, но важную роль — научил меня с наглостью ставить перед собой амбициозные цели и достигать их. Так что эти глупые сериалы не такие уж бесполезные.
Что касается интереса к нашей, как мы ее ласково называем, небесной профессии. Отвечу тебе утвердительным «Да»! Неподдельный интерес – это наш вездесущий спутник, причем, как со стороны мужчин, так и женщин. Когда пытаются понять причины такого интереса, обычно называют романтический флёр приключений и новых открытий. Но это не так. Попробую сформулировать.
Смотри, человек всегда тянется к тому, что выдергивает его из обыденности и что делает его ближе к каким-то не совсем понятным сущностям. Вот ты бы хотела побыть в кабине экипажа во время полета? Как, ну как же они управляют этой многотонной машиной? Это действительно необычные люди. Стюардесса в понимании большинства – это некое красивое и редкое создание, тень пилота, которое сопровождает тебя в уникальный и необычный момент твоей жизни – когда ты паришь в воздухе. Это происходит нечасто, это волнительно, это выдергивание из обыденности. А еще работает тяга к девушкам в форме, будь то в военной или полицейской.
Спасибо тебе, для меня очень удивительно, что ты начала разговор именно с этого сериала.

LS: Ты в своём канале писала, что одиночество — это проклятье стюардессы. Обычное земное счастье-это не про вас?

Коко: Ох, что такое счастье? Вот для тебя, что это? Ну, допустим, мы имеем в виду обычное женское счастье — быть любимой и дарить себя любимому мужчине. Растворяться в нем без остатка. Каждый день купать его в его же эротических фантазиях. Быть всегда рядом с ним. Это ли не счастье? К сожалению, для этого, казалось бы, элементарного состояния или процесса в нашей профессии есть значимое препятствие — мы часто отсутствуем дома, в том числе по несколько дней, когда выпадают эстафетные рейсы. Это первое. Второе — ревнивый мужчина нам не подходит. Это невыносимое явление. Когда ты натягиваешь на свой упругий зад секси-форму и собираешься на работу, у такого мужчины всегда случается приступ ревности, будто ты собралась на съемки классического немецкого охательного кино.
Я рассказывала свою личную историю в канале. Мой козлик предложил мне выйти за него замуж — я ждала и хотела этого. Но я не смогла перешагнуть через его условие — оставить небо, извиняюсь за пафос. Я не смогла. Это очень личное, это такое невероятное сплетение чувств где-то в тайных глубинах человеческого сердца. Но я приняла решение. Потому что жизнь — это жертва. Ты всегда чем-то жертвуешь. Всегда. Причём я знаю и других своих коллег со схожими проблемами.
Но, кстати, другая часть девчонок вполне себе довольны личной жизнью. У них, конечно, хватает своих тёрок и ругани, как у всех — но отношения есть. Так что, наверное, обычное земное счастье про нас тоже, но со своими особенностями.
Дело в другом — в личности человека, вне зависимости от его профессии. Я, например, даже несмотря на веселые танцевально-болтливые алкогольные вечеринки, не могу расстаться со своим одиночеством. И даже самый распрекрасный человек не может развеять это одиночество. По крайней мере, до сих пор. В этом смысле одиночество – мое личное проклятие. Но я оптимист, поэтому надеюсь, что ошибаюсь, и жизнь внесет свои коррективы.

LS:Как бы ты разделила пассажиров бизнес-класса, три самые яркие категории? В канале ты писала про эскортниц…

Коко: О, бизнес-класс – это отдельная песня. Для пакса (пассажир авиационного коммерческого судна), который всю жизнь летает в экономе, бизнес – это такая своего рода непонятная история, в которую кто-то хочет попасть, принимая за некий знак качества жизни или успех, если угодно, а кто-то считает излишней причудой богатеньких фриков. На самом деле, конечно, это другой мирок со своими яркими типажами, каждый из которых я определяю со стопроцентной точностью почти с первых минут полета. Для себя я выделила следующие типажи, к каждому из которых у нас свой профессиональный подход:

1)           Тихосап. Это спокойный человек, которого отличает самое главное – отсутствие желания каким-либо образом выделиться. Он хочет просто комфортно долететь из точки А в точку Б. Сюда можно отнести и большинство известных людей, в том числе звезд. Коих я на своем веку повидала немало.

2)           Звездун. Это товарищ, который так или иначе своим поведением и манерами показывает, что именно он — хозяин жизни, он состоялся, он выше других. Это по своей природе задавальщик вопроса «Ты хоть знаешь, кто я?» В основном, это все свои, родные россияне. Причем кто-то из них любит поболтать, а кто-то сидит всю дорогу с горделивым молчанием. Здесь одновременно и тихий, хорошо одетый молодой человек, который манерно прикасается к салфетке и стряхивает с себя пыль, и урюк, который наскреб бабла на один рейс, продав последнюю почку своей мамы, и базарная хабалка в золотых кольцах, которая, наверняка, считает себя основательницей новой банковской династии, и баблистый хамоватый поц, который до сих пор крышует кого-то во Владивостоке. Такое ощущение, что их главная цель – прокатиться в бизнесе так, чтобы другие увидели. Они неприятны.

3)           Эскортница. Мужичок взял ее с собой или отправил одну на очередной отдых в Ниццу или обратно домой. Когда такая особа летит одна — это особый шик: она сидит в кресле как командир воздушного судна и делает вид, что она успешная бизнес-вумен со связями. Ну а что, ведь тоже бизнесом занимается, причем нелегким. Молодец. Они смешны. Но попадаются и такие, кто не корчит из себя пуп земли. Милые и приятные девушки. Они прекрасны.
Но всех объединяет одно – шампанское и вино!

LS:Каковы шансы встретить свою судьбу в бизнес-классе? Был ли у тебя роман с пассажиром?

Коко: Шансы есть, но, наверное, это также естественно, как и в остальных сферах деятельности. Многие знакомятся на работе, вот и мы тоже.
У меня была бурная история, но она канула в лету. Скажу так, любой мужик начинает с тобой заводить отношения, движимый одним желанием – переспать с тобой. Это, как говорится, естественно и натурально. В нашем случае прибавляется его желание положить в свою копилку роман со стюардессой, чтобы потом рассказать своим товарищам. И приврать немного. Поэтому мы относимся нейтрально-настороженно к каким-либо подобным проявлением.
Да и что там бизнес?! У нас был случай романа с последующей женитьбой с паксом из эконома.

LS:Роман с пилотом — норма или исключение?

Коко: Не норма, но и не исключение. Кабинный экипаж не привязан к летному, но отношения существуют. Есть даже семейные пары. Мы же все молодые и красивые.

LS:Почему ты выбрала такую работу?

Коко: Я с самого детства смотрела на вещи немного иначе, нестандартно. Сначала какая-та вытоптанная тропинка повела меня за всеми учиться на экономиста. Но уже на первом курсе я отчетливо осознала, что офисная работа – это не мое. Зачем каждый день приходить на работу к 9 утра, тереть там задницу вместе с прыщавым планктоном, перекладывать бумажки и таращиться в компьютер. Я хотела движения, драйва. Я хотела нестандартной жизни. Приняла решение быстро и сделала все, что необходимо для получения моей нынешней профессии. Но, несмотря на это, я успешно закончила обучение в одном из ведущих московских ВУЗов и получила квалификацию «экономист».

LS:Все романтизируют профессию стюардессы, о какой жести 100% нужно знать девочками, которые хотят связать жизнь с небом?

Коко: Конечно, со стороны наша профессия кажется довольно-таки романтичной и легкой. Но за ней стоит тяжелый и кропотливый труд – и физический, и психологический. Почти весь полет на ногах, перегрузки при взлете/посадке, регулярная трепка организма из-за изменения часовых поясов, варикоз и практическое отсутствие карьерного роста. Ты постареешь и придется уйти. И финита. Это отрицательные моменты.
Иногда сталкиваешься с жестью. Это адская воздушная яма. Это умирающий пакс, которого нужно реанимировать. Это твоя форма в крови пассажира, который так подлетел в сортире, что раскроил себе череп. Это подзаборная пьянь, с которой тебе приходится общаться. Но самое главное – ты должна быть всегда готова психологически к молниеносному развитию критической ситуации. Все может очень неожиданно начаться и мгновенно закончиться. Вот так.

LS:В канале ты писала, что пассажир всегда прав, вас часто штрафуют, если кто-то жалуется. Но мы все знаем, что люди бывают из ряда вон. Как сдержаться, чтобы не послать хама куда подальше, твои методы не выходить из себя? 

Коко: Знаешь, терпение – наше главное оружие. Но, несмотря на имеющиеся стандарты поведения, у каждого из нас свой нрав и стиль. Это выливается в различную реакцию на всю ту палитру ситуаций – вероятных и невероятных. Ситуации бывают настолько разными и непредсказуемыми, что нарочно не придумаешь. Начиная от того, что один неадекват встал и начал, извиняюсь, ссать прямо в проходе, и заканчивая просьбой молодой пары заняться сексом в сортире. Они думали меня смутить своим вопросом, но в итоге смутились моим ответом. В общем, взрыв мозга.
Но это миф, что мы будем сюсюкаться с неадекватом. Нас учили довольно-таки жестко реагировать в рисковой ситуации. Я, конечно, не каратистка, но скрутить и уложить среднестатистического мужичка смогу. Приходилось. Кстати, в канале я как-то коментила этот вопрос. Смысл в том, что в центре всего – безопасность, и любая наша реакция связана с необходимостью ее обеспечить. Все остальное – лирика.
Как не выходить из себя? Ну вот смотри. Здесь, на земле, мы пребываем в изнеженном состоянии. Мы даже хотим на кого-нибудь обидеться. Наверху на эти сопли времени нет. Быстро трезво оценить ситуацию и принять решение – вот единственный метод. Если пакс засирает тебе мозг своими просьбами или странностями – то и пес с ним, не реагируй. Если он делает это совсем настойчиво – то приструни его, не стесняйся. Действуй как робот, без эмоций и по возможности с улыбкой.

LS:Что происходит с лишней едой? Может ли пассажир попросить добавку?

Коко: Конечно, может, если есть свободные порции, мы любезно поделимся ею. Невостребованная еда, которая всегда остается, сдается в соответствующую службу и утилизируется (ну или там же съедается голодными сотрудниками кейтеринга). Еда, кстати, в Аэрофлоте – суперская.

LS:Бывает ли соблазн угоститься бесплатным алкоголем на борту?

Коко: Алкоголь на работе – табу. Но зато на земле…

LS:О чем думает стюардесса, когда 100500 раз демонстрирует спасательный жилет и пути спасения?

Коко: Интересный вопрос – честно говоря, не вспомню, о чем я думаю. Покрашен ли потолок в спальне?) Обещаю в следующий раз обратить внимание на то, о чем я думаю в этот момент.

LS:Недавно видела полненькую стюардессу, разве нет правила набора худышек?

Коко: Правила есть, но они продиктованы особыми условиями труда. Пышки, как правило, это бывалые сотрудницы, которые уже немного трансформировались. Но пышки – это редкость.

LS:Расскажи о самом страшном полёте в твоей жизни

Коко: Самое страшное для стюардессы и пилота – потерять своего пассажира. Наша задача – довезти его целым и невредимым.
У каждого есть своя страшная история. Расскажу свою. На подлете к аэропорту назначения мы попали в адскую воздушную яму, я в этот момент была на кухне. Нас очень сильно трухануло, и мы стали резко валиться вниз. Я уже подумала, что ж я маме не сказала, где заначку припрятала. Услышала сильный удар и крик в сортире, доползла до него и откупорила – там пакс без чувств и в крови. В общем, пришлось его реанимировать. В итоге чувак потерял много крови, получил перелом шеи и руки, но остался живым. Я была страшней самого страха – рубашка и почти вся форма сильно пропиталась кровью. Я все еще храню ту рубашку.
После того случая было немного страшно летать, как после аварии – садиться за руль. Но все проходит.

LS:Если бы ты отмотала время назад,  то кем бы хотела стать, если не стюардессой?

Коко: Пилотом. И я, кстати, подумываю об этом сейчас.

LS:Кем становятся бывшие стюардессы? Что ты планируешь делать, когда надоест летать? В каком возрасте обычно уходят?

Коко: У меня такое ощущение, что я не уйду из профессии. Вот так в ней и останусь. Или стану пилотессой и еще поработаю. Даже думать не хочу об уходе. Эти мысли меня угнетают.
По закону мы, вроде как, уходим до 45 лет — о, ужас, на пенсию. Но, конечно же, основная масса уходит раньше. До 30-ти не дотягивают. Куда уходим? В обычный офисный планктон с большим или меньшим лоском или замуж с переездом на виллу Боргезе в сказочную Италию.

LS:Твоё самое любимое место, куда всегда хочется вернуться? 

Коко: Ты, наверное, ожидаешь услышать от меня какой-нибудь экзотический ответ. Но мое любимое место – это родительский дом. Home sweet home.

LS: Чем занимаются стюардессы, когда останавливаются в других городах? В каких условиях их селят?

Коко: Условия зависят от работодателя. Аэрофлот селит нас в достойных гостиницах – не жалуемся.
Что касается занятий, то это зависит от характера рейса (ночной, дневной), самого города и того, сколько раз ты тут уже была. Лично я больше занимаюсь сном, чем вылазками. Для меня самый необычный и притягательный город – это Нью-Йорк. Много раз уже там была.

LS:Почему начала вести канал, ожидала ли такой популярности?

Коко: Или от эмоциональности, или от одиночества. Насчет популярности ты мне льстишь. Вот когда у меня будет сто тысяч активных подписчиков, а кепки с надписью «Одинокая Коко» будут такими же популярными как эскимо летом, тогда мы встретимся с тобой еще раз и поговорим насчет популярности.

LS: Я спросила у своих знакомых, что бы они хотели спросить у стюардессы, самый частый вопрос: как перестать бояться летать?

Коко: Очень просто. Посмотреть на стюардессу и подумать: она – пипетка — не боится, а почему я боюсь? Помните, как пел Высоцкий: «Стюардесса надежная, как весь гражданский флот». Это так.
Наслаждайтесь жизнью, наслаждайтесь небом, наслаждайтесь небесными девушками, которые окружат вас своими очаровательными улыбками. С нами вам ничего не страшно.

Поделиться в социальных сетях
0
Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также

Письмо Главного редактора

Трудно подобрать правильные слова для первого текста, потому что, как известно, встречают по одежке. Читателю нужно понравиться, зацепить его. Скажу честно, я подступалась к [...]

Популярное за неделю
La Soif в соцсетях
Читайте La Soif там, где Вам удобно